Самосуд по-французски, Французская революция

Самосуд кардинально отличается от суда, где судьбу человека решает закон. Когда же на первый план выходят чувства, главным из которых является ненависть, тогда и вершится жуткое судилище. Для наказания при этом характерны патологическая жестокость и извращённый садизм. В повседневной жизни самосуды наблюдаются чрезвычайно редко.

Их привычная среда – революционные катаклизмы. Именно в период, когда рушатся старые устои и традиции, в душах людей просыпается всё тёмное и жуткое. Примером беспрецедентного произвола может служить Франция, а точнее тот её исторический этап, который именуются как Французская революция или якобинская диктатура (1789-1794).

Революционный беспредел во Франции

Очевидцы, сумевшие вырваться из пылающей революционным беспределом Франции, писали: «Убийствам не было числа. Они отличались неимоверной жестокостью. При этом создавалось впечатление, что самозванные судьи испытывают наслаждение, граничащее со сладострастием, от своих жутких поступков». Тому существует множество примеров.

В одну из ночей толпа разъярённых людей подвергла пытке цветочницу, торговавшую долгие годы цветами на Пале-Рояле. Схватили её за то, что она кастрировала своего любовника за многочисленные измены. Этот мужчина являлся национальным гвардейцем, а цветочница относилась к избранной касте, так как всегда продавал цветы богатым и знатным людям.

Женщину обвинили в том, что её преступление было совершено не из ревности, а по политическим соображениям. Якобы она являлась роялисткой (сторонницей династии Бурбонов) и своим поступком, унизившим солдата революции, стремилась оскорбить светлую идею всеобщего равенства и братства.

Несчастную раздели догола, забили влагалище соломой, а затем привязали к столбу. Ноги перебили железными прутьями, отрезали груди, а солому подожгли. Женщина страшно кричала от боли, но у толпы не было и грамма сострадания. Крики несчастной заглушал издевательский хохот разъярённой массы людей. Когда жертва умерла в страшных муках, её тело изрубили на мелкие куски и разбросали их по площади. Куски мяса и обломки костей валялись в пыли, а народ ходил по ним несколько дней, пока уборщики не вымели весь мусор с площади.

Через несколько дней после этого преступления та же толпа разъярённых людей ворвалась в женскую больницу Сальпетриер (на момент описываемых событий в 1792 году считалась самой крупной в мире больницей для обездоленных). Громилы начали свой визит с того, что убили семерых пожилых женщин. Вина несчастных заключалась лишь в том, что они слишком старые.

После этого наступила очередь молодых женщин и арестанток (с 1684 года при больнице располагалась тюрьма для проституток). Этих представительниц слабого пола вначале насиловали, а затем убивали. Таким образом погибло не менее 30 невинных душ. Но дело этим не закончилось. Головорезы проникли в сиротское отделение для маленьких девочек. Здесь они изнасиловали невинных детей, а некоторых увели с собой, чтобы продолжить с ними свои извращённые забавы.

Исполняя сразу функции и судей, и палачей, полностью потерявшие человеческое обличье личности являлись воплощением жуткого цинизма и безнравственности. В перерывах между убийствами они пьянствовали прямо среди трупов своих жертв, которые кучами валялись во дворах и на улицах.

Самосуд над мадам де Ламбаль

Жуткий по своему цинизму самосуд свершился над подругой Марии-Антуанетты принцессой де Ламбаль. Полное её имя – Мария-Тереза-Луиза Савойская. Французская революция оказалась беспощадной к этой женщине, вина которой заключалась лишь в том, что она – аристократка.

Мадам де Ламбаль

Марию-Терезу (не путать с Марией-Терезой Французской) бросили в тюрьму. Когда к Робеспьеру обратились с просьбой освободить женщину, тот цинично ответил: «Народное правосудие самое справедливое. Оно не может наказывать невиновных. Вам же остаётся лишь ждать результатов народного решения. Народ всегда чутьём отличает правых от виноватых». Это правосудие вынесло свой вердикт 3 сентября 1792 года.

Мадам де Ламбаль вывели из камеры, и один из палачей положил руку ей на плечо. Он заявил, что врагов революции следует беспощадно уничтожать. После этого заявления один из стоящих рядом мужчин попытался сорвать шляпу с головы женщины. Сделал он это саблей. Её острый конец располосовал Марии-Терезе правую бровь.

Двое других подхватили женщину под руки и поволокли по валяющимся трупам во двор. Там находилась опьяневшая от крови толпа. С принцессы сорвали всю одежду, и она предстала перед убийцами в обнажённом виде.

В толпе нашёлся один человек, который в негодовании закричал: «Опомнитесь, несчастные! Вспомните, ведь у вас тоже есть матери и дочери!» Но эти слова вызвали ярость со стороны убийц. Смельчака тут же пронзили саблями, и он упал мёртвым на землю. А мадам де Ламбаль, несмотря на весь ужас ситуации, пыталась хоть как-то прикрыться от взоров озверевшей толпы.

Самосуд над мадам де Ламбаль

Принцессу ударили по голове палкой, и она, потеряв сознание, упала на землю. Один из злодеев подскочил к ней и отсёк голову топором для разделки мяса. У обезглавленного трупа отрезали груди и вспороли живот. Внутренности вытащили и разбросали вокруг. Затем тело изрубили на куски. Некоторые из них убийцы забрали себе на сувениры. Эти останки существуют до сих пор. Нашлись коллекционеры, которые засушили их и растянули на шёлковых подушечках.

Отсечённую голову принцессы водрузили на пику и понесли в замок Тампиль. Там сидела в заточении королевская семья. Толпа хотела, чтобы Мария-Антуанетта поцеловала голову казнённой. Этому с большим трудом воспрепятствовали стражники крепости. Они не пустили опьяневших от крови убийц на её территорию.

Самосуд по-французски, в принципе, мало чем отличался от самосудов, имевших место в других странах на переломных пиках истории. Французская революция, английская, российская – все они характеризуются диким беспределом и огромными жертвами невинных людей.

Примечательным же является то, что подобные вещи не служат уроком для других народов. Почему-то никто не хочет понимать, что сценарий развития событий всегда повторяется почти в точности. Кровь, смерть, горе – вот итоги политических и социальных катаклизмов. В плюсе остаются лишь подонки и убийцы, так как законы перестают работать, и наступает время отбросов человеческих душ.

Егор Ласкутников

Ещё интересное

Как обмануть детектор лжи В нашем обществе превалирует мнение, что детектор лжи или полиграф обмануть невозможно. Если случаются какие-то оплошности, то их списывают на низкий...
Река Амур Река Амур находится в восточной части Евразии. Берёт начало в горах Западной Маньчжурии на высоте 303 метра над уровнем моря в месте слияния таких ре...
Х и У хромосомы Как происходит процесс появления на свет мужчин и женщин? За это отвечают Х и У хромосомы. А начинается всё тогда, когда 400 млн. сперматозоидов устр...
Река Святого Лаврентия Река Святого Лаврентия не может похвастаться большой длиной. Она равна всего 1197 км (744 мили). Но этот водный поток имеет огромное значение в эконо...
Внесудебные органы Внесудебные органы – это, так называемые, "внесудебные" суды, которые были широко распространены в первой половине XX века не только ...
Легенды о рыцарях Рыцарская эпоха, продолжавшаяся без малого 800 лет, породила множество легенд, песен, преданий и романов. В этих произведениях рыцари изображались до...

Добавить комментарий